«Не является вином»: закон о виноградарстве и виноделии и его подводные камни

Если рядовые граждане России в большинстве своём почти ничего не слышали о Федеральном законе от 27.12.2019 N 468-ФЗ «О виноградарстве и виноделии в Российской Федерации», то профессиональное сообщество обсуждает его уже не один месяц. Казалось бы, за это время его уже должны были буквально разобрать по косточкам, однако он всё ещё не перестаёт преподносить всевозможные сюрпризы. Иногда складывается впечатление, что сами создатели закона не осознавали в полной мере те последствия, к которым приведёт их детище.

Закон о виноградарстве и виноделии
ФОТО: открытые источники

Теперь мы, например, знаем, что балк (вино, которое транспортируется наливом в пластиковых контейнерах) – это плохо. Вернее, плох только тот балк, который разлит на территории РФ, а это примерно две трети от объёма вина, которое до недавнего времени продавалось как «российское». Что ж, законотворцы услышали молитвы недовольных и, как это водится, предпочли разрубить Гордиев узел с плеча, объявив, что, дескать, всё это теперь «не является вином». При этом тот же балк, разлитый за границей и ввезённый уже в бутылках (что не является очень уж редкой практикой) вином называть всё ещё можно.

Итак, две трети «российского» вина объявлено вне закона. К чему это привело? Правильно, к резкому росту спроса (и, соответственно, цен) на российский виноград и виноматериал. Тем, кому отечественного винограда не хватило, осталось или уповать на уже ввезённый ранее балк, или же сокращать, а то и полностью останавливать производство. Ещё бы: кому захочется писать на своей, порой широко известной потребителю продукции, что она не является вином? В действительности же лазеек, позволяющих обойти закон, по традиции осталось немало: к примеру, всегда можно искусственно завысить урожайность собственных виноградников (особенно в этом сезоне, когда из-за засухи урожай винограда в стране выдался весьма скудным), а остальное втихаря заместить всё тем же балком. Зачем это делать? Очень просто: ведь балк, даже дешёвый, зачастую может быть банально качественнее среднего отечественного виноматериала, работать с ним проще и привычнее и, наконец, вопреки букве закона, де-факто он всё ещё является вином.

Российский винный рынок, от производителей до ритейла, изрядно встряхнуло. А как же обстоят дела с импортом, если не считать традиционный дефицит акцизных марок, к которому дистрибьюторы должны были уже привыкнуть, и выработать иммунитет за долгие годы работы? Оказалось, что закон коснулся и этой части рынка, причём подводные камни таились всё в той же 26 статье, посвящённой особенностям маркировки и розничной продажи винодельческой продукции. Первые два пункта предписывают производителям и продавцам доводить до сведения потребителя информацию о сортах, месте происхождения и годе урожая винограда. Казалось бы, всё это делается из самых лучших побуждений, но те, кто писал закон о виноградарстве и виноделии, совершенно не подумали о производителях (и, соответственно, импортёрах) целого ряда стилей вин, причём достаточно известных. К примеру, 85% шампанского представляет собой ассамбляж вин разных урожаев. Львиная доля хересов выдерживается в системе солера-криадера: 2-3 раза в год вино разливается из нижнего (условно) ряда бочек, за один раз опустошается не более трети объёма. Освободившееся место заполняется вином из предыдущего ряда бочек, и так далее. Таким образом, в каждой бутылке содержится и молодое вино, и более выдержанное, а несколько капель и вовсе могут «помнить» человека, впервые закупившего эти бочки.

Значит ли это, что тем, кто привык наслаждаться шампанским и хересом, придётся забыть о любимых напитках? Разумеется, нет. К счастью, закон не предписывает размещать информацию о годе урожая, сортах и происхождении винограда исключительно на лицевых этикетках. Данные могут быть указаны и на контрэтикетке – лишь бы размер шрифта был не меньше 14-го кегля. Контрэтикетки импортных вин чаще всего клеятся либо на складе в Прибалтике (в отдельных случаях их печатает сам производитель, вставляя текст на русском языке в собственный дизайн-макет). Главное – по закону импортные вина должны пересекать границу РФ с уже наклеенными контрэтикетками, а вносить правки в их текст импортёры давно привыкли: требования к маркировке в России меняются достаточно часто. Уже ввезённые вина, вроде бы, пока никто не объявляет «вне закона»: если это и произойдёт, скорее всего, нас ждёт волна распродаж определённых категорий алкогольных напитков. Опять-таки, не в первый раз. На контрэтикетках новых партий нас будут ждать вымышленные винтажи и сорта винограда: проверять-то всё равно некому, как и происхождение балка, разлитого за пределами страны. К «липовым» датам розлива, в конце концов, все давно привыкли.

Чем ещё аукнется закон о виноградарстве и виноделии — первый, по сути, в России глобальный закон, написанный специально для регулирования винного рынка, а не рынка алкоголя в целом, как это было раньше? Пока сказать сложно. Расплывчатые и обтекаемые формулировки оставляют юристам большой простор для толкований, кроме того, в любой момент могут быть приняты те или иные поправки. Очень может быть, что пока мы натолкнулись ещё не на все подводные камни, которые спрятаны в тексте. В любом случае, для определения безопасного фарватера участникам рынка потребуется помощь высококвалифицированных экспертов, и отнюдь не в винной сфере.

Сергей СМОЛИН

Выпускающий редактор

Выпускающий редактор

Адрес для пресс-релизов: info@aboutwine.online

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам есть 18 лет? Сайт содержит материалы 18+