Российское шампанское и коньяк: нужны ли нам чужие бренды?

2 июля президент России Владимир ПУТИН подписал новый Федеральный закон, закрепляющий, в том числе, такие понятия, как «российское шампанское» и «коньяк России», и вызвавший множество жарких дискуссий в среде профессионалов российского алкогольного рынка и даже небольшой международный скандал.

За прошедшие десять дней на эту тему не высказался, пожалуй, только ленивый: соцсети до сих пор гудят, словно пчелиный улей. Наш автор, винный эксперт Сергей СМОЛИН, решил тоже порассуждать на предложенную Госдумой и президентом тему. Изначально колонка была опубликована на его странице в Facebook. Мы публикуем ее с незначительными изменениями и дополнениями.

Российское шампанское и коньяк: нужны ли нам чужие бренды?
ФОТО: открытые источники

Читайте нас также: Google НовостиЯндекс НовостиЯндекс Дзен

***

Порассуждаю, что ли, о понятиях, так или иначе связанных с нашим российским алкогольным законодательством. Нет, не конкретно о недавно принятых поправках: на эту тему ни писать, ни думать даже не хочется, творение наших законотворцев вызывает лишь глубокую печаль.

Итак, существуют принципиально разные понятия, как то: контролируемое наименование по происхождению (англ. Protected Designation of Origin или PDO), категория напитка (связанная непосредственно с технологией его производства) и, наконец, бренд.

С первым понятием дела обстоят сложнее всего, поскольку фактически PDO — это исключительно европейская тема. Нет, конечно, за пределами ЕС тоже бывают прецеденты, но крайне редко. PDO в ЕС предусмотрены не только для вин, но и для хлеба, сыров, колбас, перца, оливкового масла и многих других продуктов. PDO в очень упрощённой форме можно описать, как ГОСТ, привязанный к местности, при этом само место происхождения сырья пусть и имеет значение, но является далеко не достаточным критерием для присуждения PDO какому бы то ни было продукту. Каждое PDO очень строго контролируется не только «сверху» (государственными и надгосударственными структурами), но и снизу (межпрофессиональными организациями, то есть, по сути, ассоциациями производителей). Последние могут инициировать изменения в декреты, причём порой делают это регулярно.

Важно понимать, что, несмотря на важность маркетинга и коммуникации с потребителем, основная задача PDO — это именно синхронизация и организация работы производителей. Несмотря на то, что рядовой европеец хорошо знаком с самой концепцией PDO, он не обязан разбираться в их многообразии (и, чаще всего, не разбирается). Разумеется, некоторые PDO известны гораздо лучше других. Это, в частности, Коньяк или Шампань.

Российский потребитель с концепцией контролируемых наименований по происхождению не знаком совсем, отсюда вытекает большинство недопониманий. У нас ничего похожего нет, не было и не будет. Понятия ЗГУ (защищенное географическое указание — ред.) и ЗНМП (защищенное наименование места происхождения, — ред.), не так давно появившиеся в законодательстве РФ, не имеют никакого отношения к европейским аппелласьонам и являются даже не жалкой пародией на них, а полной профанацией. Однако, эти аббревиатуры уже не просто есть в наших законах: они напрямую влияют на работу российских производителей вина и, до недавнего времени, на работу импортёров.

Сейчас, к слову, с введением в действие нового закона, импортные вина потеряли право называться «винами с защищённым географическим указанием». Вообще, я всегда был убеждён в том, что в РФ аппелласьоны (аналог PDO) вообще не нужны, поскольку для них нет исторических предпосылок. Ни рынок, ни законодательство к их появлению не готовы, да и не нужны производителям совершенно молодой отрасли лишние ограничения.

Именно по причине неинформированности населения у нас почти все путают PDO с типом напитка, то есть не видят разницы между, скажем, виски и коньяком.

Я считаю недопустимым любое упоминание терминов «шампанское», «коньяк», «херес» и им подобных в российских законах, ГОСТах и любых нормативных актах в качестве типа напитка.

В мировой практике виски не является PDO. Виски можно делать в Шотландии, Ирландии, Японии, США, Швеции, Тайланде… Да практически где угодно. Технология производства в разных странах может отличаться. Место произрастания сырья как правило не имеет значения (шотландский виски теоретически можно делать хоть из российского ячменя). При этом любой виски — это зерновой дистиллят, ректификат или купаж дистиллята с ректификатом. И важно, что если, к примеру, японский виски импортируется в Велкобританию, никто не требует, чтобы он соответствовал по технологии производства местным виски, как это прописано в нашем новом законе.

Коньяк фактически является виноградным бренди по типу напитка, но при этом является жёстко регламентированным PDO. Далеко не каждый французский бренди имеет право называться коньяком, даже если вдруг он по качеству превосходит многие коньяки. То же самое справедливо для арманьяка (ещё один знаменитый виноградный бренди) , кальвадоса (яблочно-грушевый бренди) , шампани (игристое вино) и т.д.

Да, во многих странах (даже нынешних членах ЕС) любые игристые вина раньше называли шампанскими, а кое-где и продолжают называть до сих пор, но это касается обихода. По законодательству никто не может производить шампань, коньяк, токай так далее. Причем это касается даже тех европейских стран, где язык базируется не на латинице.

Разумеется, власти ЕС не могут напрямую диктовать правила странам, которые не входят в его состав, поэтому здесь вступают в силу международные соглашения, а также понятия культуры и здравого смысла.

Наконец, многие почему-то любят приводить в качестве примера ещё одно понятие, которое не имеет отношения ни к PDO, ни к типам продукта, а именно понятие бренда (имеется в виду колонка «Про фокусы с шампанским или как МОЕТ поимел всю российскую прессу», опубликованную на портале Alcoexpert 5 июля, — ред.). Дескать, в России любой копир принято называть ксероксом, любой подгузник — памперсом, а любой внедорожник — джипом. Это действительно так, и это отнюдь не только российский феномен. Только, внимание, в законодательстве при этом нет понятий «российский джип», «российский памперс» или «российский ксерокс». Если вы откроете техпаспорт УАЗа Патриот, вы не найдёте там ни слова о том, что это джип.

Теперь проведём аналогию с алкоголем. «Советское Шампанское», а впоследствии «Российское Шампанское» — это бренды. Несмотря на то, что их существование никогда не радовало французскую сторону, французы уже давно закрывали на это глаза. И лично я их в чём-то даже понимаю, хотя в идеале считаю, что даже от таких брендов нужно уходить, и как можно скорее.

Но вот что я считаю категорически недопустимым, так это любое упоминание терминов «шампанское», «коньяк», «херес» и им подобных в российских законах, ГОСТах и любых нормативных актах в качестве типа напитка. Я искренне считаю, что это полное неуважение международного права и намеренное введение потребителя в заблуждение. Тем более безумным является требование о соответствии импортной продукции российским ГОСТам. К примеру, если по российскому закону коньяк должен быть выдержан не менее трех лет, а по французскому — не менее двух лет, то, теоретически, может сложиться ситуация, когда некий французский коньяк попросту не дадут импортировать в РФ (хотя, в данном случае, нужно ещё доказать, что в купаже французского коньяка действительно есть двухлетние спирты). По мне, так в принципе требование о таком соответствии — безумие.

ФОТО: открытые источники

Я встречал вопросы, дескать, а что предложить российскому потребителю вместо термина «шампанское»? И знаете, я считаю, что ничего предлагать не надо. Игристое вино — это игристое вино. Где бы оно ни делалось. Со временем, возможно, у нас появятся кластеры производителей, которые представят собой базу для создания некоего нового названия, с географической привязкой или без оной. Что-то вроде немецкого зекта или южноафриканского кап классик. А пока это попросту не нужно. Живут же как-то венгры без своего шампанского, хотя, по понятным причинам, «Советское шампанское» там пили десятилетиями.

В Венгрии делают много замечательных игристых вин, но при этом пока нет ни одного PDO, которое было бы посвящено исключительно игристым винам. И никто не страдает по этому поводу.

В декретах PDO прописаны понятия игристых вин, жемчужных вин и вин с искусственной газацией. Требования к оным могут отличаться в зависимости от конкретного PDO. Всё чётко и понятно. Многие рядовые граждане при этом продолжают называть игристые вина шампанскими, но в этом, как раз, ничего странного и страшного нет.

Наши же законотворцы открыто плюют не только на международное право, но и на отечественных производителей, экспертов, импортёров, упорно вставляя всем палки в колёса.

Кто-то скажет, что это лобби, но лобби есть в любой стране. Только почему-то в цивилизованных странах законы чаще всего пишут с привлечением экспертов и субъектов рынка, поэтому результат получается не настолько кривым и убогим, даже если в итоге кто-то извлекает из него большую выгоду.

Сергей СМОЛИН

Вам есть 18 лет? Сайт содержит материалы 18+